Герман Греф плодит убыточных «дочек»

Герман Греф плодит убыточных «дочек»

В федеральном правительстве продолжается лихорадка, связанная с предстоящей покупкой Министерством финансов контрольного пакета акций Сбербанка. О предстоящей сделке с Центробанком было объявлено заранее, вот только средств на ее совершение нет, потому приходится задействовать Фонд национального благосостояния, куда поступают средства из федерального бюджета. Кроме того, в начале марта стало известно о готовящейся эмиссии, в результате которой Банк России получит средства для приобретения ценных бумаг, принадлежащих миноритарным акционерам. На фоне этого остается практически не замеченным произошедшее в последние месяцы падение основных показателей Сбербанка – снижение прибыли и стоимости активов, сокращение кредитного портфеля и средств юридических лиц. Вместе с тем, кредитная организация под руководством Германа Грефа продолжает плодить сомнительных убыточных «дочек», а сам глава банка угрожает уходом с занимаемой должности в случае изменения стратегии управления. О том, как готовится проведение сделки по покупке главного российского банка и ее возможных последствиях – в материале корреспондента «Компромат ГРУПП» Георгия Волгина.

О сделке объявили, но средства не собрали

О том, что Центробанк готов включить печатный станок для обеспечения условий сделки по продаже принадлежащих ему акций Сбербанка Министерству финансов, СМИ сообщили в конце февраля. «Известия» уточняли, что таким образом будет профинансировано приобретение долей у миноритарных акционеров, которые при смене собственника получают право предъявлять к выкупу имеющиеся у них акции. Свое предложение миноритариям о покупке ценных бумаг делает и Центральный банк.

Источники издания сообщили, что цена оферты миноритариям будет аналогичной той, которую заплатит за покупку кредитной организации министерство. Вместе с тем подчеркивается, что вряд ли большинство владельцев согласятся расстаться с принадлежащими им ценными бумагами, так как акции Сбербанка высоко котируются среди отечественных и зарубежных инвесторов.

Публикации о готовящейся передаче Минфину контроля над Сбербанком появились в прессе 11 февраля, когда стало известно об окончании работы над соответствующим законопроектом и его направлении на рассмотрение кабинетом министров. По информации «Forbes», стоимость пакета акций, принадлежащего ЦБ (50% плюс 1 акция), на момент публикации материала, составляла 2,8 трлн рублей.

На приобретение ценных бумаг планируется направить деньги Фонда национального благосостояния (ФНБ). Анализируя сделку, авторы «Forbes» отмечают, что согласно действующему законодательству, ФНБ имеет право распоряжаться лишь теми финансами, которые накапливаются сверх объема, равного 7% ВВП. В то же время, на 1 февраля 2020 года объем средств Фонда составлял 7,8 трлн рублей, то есть, 6,9% ВВП.

Таким образом получается, что ликвидных средств на покупку всего пакета сразу у Фонда банально нет. Потому акции будут переходить в собственность покупателя по мере внесения им денежных средств. Таким образом, сделка осуществится в несколько траншей. Выглядеть смена собственника Сбербанка будет следующим образом: ФНБ продает Центробанку находящуюся в его распоряжении валюту, а потом на полученные рубли приобретает акции.

Как же все мудрено закручено! В правительстве начали с заявления о покупке банка, не имея на это средств, подключили ФНБ, объявили об эмиссии.

Прибыль Набиуллиной и ультиматум Грефа

Одной из причин сделки называют конфликт интересов: сегодня ЦБ является одновременно и совладельцем, и регулятором Сбербанка. Есть и еще один немаловажный нюанс: за счет полученных от сделки средств, в Банке России планируют списать убытки, понесенные от санации ряда кредитных организаций и составляющие порядка 700 млрд рублей.

Между тем, по информации РБК, в 2017 году убытки ЦБ в связи с санированием банков, составили рекордные 435,3 млрд рублей; в 2018-м эта сумма оказалась несколько меньшей, но все равно внушительной – 434,7 миллиарда. Полученные в сумме 870 млрд рублей превышают цифру, озвученную Банком России. И это без учета данных за прошлый год, которые еще не были обнародованы. Так что говоря о 700 миллиардах Эльвира Набиуллина явно лукавила.

Предполагается, что в качестве прибыли в федеральный бюджет вернется порядка 1,25 трлн рублей, плюс часть суммы будет передана в виде субординированного кредита Сбербанку, а также средств регулятора на депозитах в ВЭБе.

Казалось бы, все должны быть довольны. Вот только в СМИ звучит все больше вопросов. Например, почему выкупать акции миноритарных владельцев планирует не покупатель-Минфин, а продавец-Центробанк? Он же, ЦБ, будет объявлять оферту. Официально это объясняется «уникальностью сделки» между правительством и Банком России и, как следствие, особыми условиями применения федерального закона «Об акционерных обществах».

Учитывая, что выкупленные акции подлежат отчуждению в срок не позднее 31 декабря 2022 года, получается, что до этого времени Банк России может оставаться акционером Сбербанка? Наконец, самое главное: почему ЦБ просто не передаст акции государству? Ведь доставались они ему явно не по рыночной цене! Нет, необходимо подключать ФНБ, который представляет собой часть механизма пенсионного обеспечения россиян и наполняемость которого осуществляется из федерального бюджета.

Что касается конфликта интересов, то годами его просто игнорировали, а после смены правительства имеющееся нарушение вдруг решили устранить. В любом случае, налицо новый передел банковского сектора рынка. И одним из тех, кто чувствует грядущие изменения является глава Сбербанка Герман Греф, ранее угрожавший уходом с занимаемого им поста в случае, если стратегия кредитной организации претерпит изменения в связи со сменой основного акционера.

Вот только какой окажется эта стратегия, решать будут теперь не господин Греф в тандеме с госпожой Набиуллиной, а правительственные кураторы, назначенные премьером Михаилом Мишустиным. И не исключено, что главу самого крупного российского банка в скором времени попросят покинуть занимаемое кресло.

Иностранные совладельцы Сбербанка

Вопрос возможной передачи государству принадлежащей ЦБ доли в Сбербанке, поднимался неоднократно. Одним из критиков этой идеи ранее выступал сам Греф. Но сегодня обсуждается не передача, а именно продажа, что подчеркнула в интервью «Интерфаксу» Эльвира Набиуллина.

Несмотря на то, что главным владельцем Сбербанка выступает Центробанк, 45% его акций принадлежит юридическим лицам-нерезидентам. Проще говоря, структурам, зарегистрированным в соответствии с законодательством других государств, иностранцам. Согласно официальной информации, только 1,81% акционеров являются юрлицами-резидентами РФ, еще 3,15% – это частные инвесторы.
Российские издания на протяжении нескольких лет отмечали рост иностранных акционеров в ведущем российском банке, причем порядка 70% из них являются гражданами США и Великобритании. Причем количество американцев-миноритариев год от года только растет: по данным РБК, в 2016 году доля компаний из США составляла 33% от общего числа акционеров Сбербанка. Всего же, согласно информации издания «Finmarket», за период с 2012 по 2018 год количество американских акционеров увеличилось с 17 до 40%.

Получается, что большая часть денежных средств, которые Центробанк собирается выделить для покупки акций миноритариев, может быть переведена за океан. Если оставить в стороне заявления о высокой котировке ценных бумаг и возможном нежелании их владельцев расстаться с акциями, речь идет о сумме приблизительно в 2,5 трлн рублей. Такое положение вещей сложилось благодаря многолетней работе известного глобалиста Грефа, бессменно возглавляющего Сбербанк с 2007 года.

Герман Греф готовится к эпохе перемен?

Начало марта оказалось ознаменовано обвалом ценных бумаг Сбербанка. Сообщалось, что падение стоимости обыкновенных акций составило 6%, привилегированных – 4%. Как отметили аналитики, это произошло в тот момент, когда стал возможен выход из состава акционеров иностранцев. Также высказывалось предположение о негативном отношении трейдеров к ранее объявленной сделке.

Наступивший год вообще нельзя назвать удачным для возглавляемой Грефом кредитной организации. Так, согласно показателям специализированного портала «Banki.ru», в январе стоимость активов Сбербанка снизилась на 78,7 млрд рублей; кредитный портфель сократился на 3,2 миллиарда; кредиты, выдаваемые предприятиям и организациям – на 43,7 миллиарда, средства юридических лиц – на 90,1 млрд рублей.

В феврале на 789,8 млрд рублей снизилась чистая банковская прибыль, а вклады физических лиц сократились на 378,2 миллиарда. Можно предположить, что банковское руководство готовится к предстоящему переходу под крыло государства и усиленно выводит средства в аффилированные структуры. Таковых, кстати, множество и деятельность некоторых наводит на определенные размышления.
Возьмем, к примеру, ООО «Сбербанк Капитал». Компания, в которой официально трудоустроены 181 сотрудник, с 2016 года не заработала ни копейки, работая исключительно в убыток. Например, ее прибыль в 2018 году составила «минус» 2,8 млрд рублей, годом ранее – «минус» 3,3 миллиарда.

Дочерние компании ООО «Сбербанк Капитал» демонстрируют аналогичные показатели. В 2018 году прибыль ООО «СБК» составила «минус» 4,6 млрд рублей, ООО «СБК Проект» – «минус» 277 миллионов, ООО «Сберэнергодевелопмент» – «минус» 9,5 миллиона, ООО «Гематологическая корпорация»(соучредителем которого выступает «Роснано») – «минус» 40 млн рублей.

А теперь представьте, что одна только компания «СБК Проект» выступает учредителем 24 дочерних предприятий. Чтобы не уйти с головой в цифры, подчеркнем только: прибыль из них приносит максимум треть, остальные работают в «минус», причем в некоторых («СБК Ритейл», «СБК КЗМ Плюс», «МСТ Проект», «СБК Геофизика» и др.) такая ситуация продолжается годами.

Что же это за балласт тянет за собой «гениальный менеджер» и «гигант экономической мысли» господин Греф? Так как случайности в работе Сбербанка исключены, значит, и в этих убыточных структурах имеется необходимость. Вот только простым смертным об этом задумываться не стоит. Ведь сам Герман Оскарович признался как-то в неожиданном порыве откровенности, что чрезмерная информированность общества его пугает, потому что в этом случае теряется возможность манипулирования людьми.

И угрожает уходом Греф не просто так: он прекрасно понимает, что в случае «изменения стратегии» на его убыточных фирмочках будет поставлен крест. Впрочем, до конца 2022 года, когда будет решен вопрос с миноритариями, время еще есть. И большой вопрос, не будет ли новая стратегия кремлевских кураторов заключаться в приватизации Сбербанка.

Источник:  compromat.group

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *